Когда Аллах сотворил мир и, сделав эту очень ответственную работу, лёг отдыхать, на земле настала блаженная весна. Зазеленели деревья, начали распускаться почки, появились цветы. Тогда потянулось к райским цветущим садам всё живое и поднялся большой шум. Тот хватает одно, тот тянет другое, ссорятся между собой, ругаются. Одним словом — никакого порядка нет.
Не выдержал Аллах, поднялся со своего ложа, где он отдыхал, и стал наводить порядок. Первым долгом позвал он всех к себе и сказал так:
— Неразумные дети мои! Вы перепортите все сады. Повелеваю каждому из вас выбрать себе какое-нибудь одно растение, чтобы потом только им и пользоваться. Подумайте хорошенько, подходите ко мне и просите.
Что здесь было после слов Аллаха! Всякая живая тварь засуетилась, заволновалась, как бы не прогадать. Тот просит вишню, тот яблоню, тот персик, тот абрикос. Подошёл к Аллаху и Шайтан.
— И ты здесь? — спросил Аллах.
— И я здесь, — ответил нечистый, скосив хитрый глаз.
— Подумал?
— Подумал.
— И что же ты выбрал?
— Кизил.
— Кизил? Почему кизил?
— Так, — не хотел сказать правду Шайтан.
Весело запрыгал Шайтан, завилял хвостом от радости. Еще бы, он так ловко обхитрил всех, выпросив для себя кизил. Кизил первым зацвёл, значит, раньше других растений даст урожай. А первая ягода — самая дорогая. Повезёт он свой кизил на базар, продаст втридорога, денег много заработает. Богаче всех будет Шайтан!
Настало лето, начали созревать плоды — вишни и черешни, яблоки и груши, персики и абрикосы. А кизил всё не зрел, по-прежнему оставался зелёным и твёрдым. Сидит Шайтан под деревом, злится:
— Да созревай скорее, шайтанова ягода!
Не зреет кизил. Тогда стал Шайтан дуть на ягоды, и сделались они красными-красными, словно пламя. Но, как и раньше, они были твёрдыми и кислыми.
— Ну, как твой кизил? — спрашивали Шайтана люди. — Гадость, а не ягода, берите её лучше себе, — ответил Шайтан и плюнул с досады, аж кизил почернел. Поздней осенью, когда урожай в садах был уже убран, люди пришли в лес по кизил. Собирая чёрные, но сладкие, вкусные ягоды, они подсмеивались над Шайтаном:
— Сам себя перехитрил Шайтан!
А Шайтан тем временем бесился от злости и думал, как бы отомстить людям, чтобы они запомнили этот кизил раз и навсегда. И придумал. На следующую осень Шайтан сделал так, что кизила уродилось вдвое больше. И чтобы он созрел, потребовалось вдвое больше солнечного тепла. Обрадовались люди большому урожаю кизила, не подозревая, что это проделка Шайтана.
А солнце, истощившись за лето, не смогло уже послать на землю достаточно тепла. И наступила такая суровая зима, что позамерзали сады, а люди чуть живы остались.
С тех пор существует примета: если большой урожай на кизил — быть холодной зиме.

Яндекс цитирования Rambler's Top100