Почти в центре Алупки среди зелени старинного парка возвышается величественный Воронцовский дворец – уникальный памятник архитектуры первой половины XIX в. Построенный в эпоху романтизма, он поражает современного зрителя ярким своеобразием архитектурных форм. Оригинальная планировка, интересное стилевое решение каждого из корпусов, мастерство, с которым выложены стены и, наконец, отделка внутренних помещений – всё это восхищает уже не одно поколение любителей прекрасного. Сотни крепостных и вольнонаёмных рабочих – каменщиков, резчиков, лепщиков, столяров – вложили сюда свой талант и труд. При этом был настолько искусно использован рельеф местности, что, кажется, дворец вырастает из окружающей природы. Дворец строился как летняя резиденция видного государственного деятеля России, генерал-губернатора Новороссийского края М.С. Воронцова (1782-1856). Дворец был построен по проекту английского архитектора Эдуарда Блора (1789-1879). В развитии английского романтизма первой половины XIX в. большую роль играло увлечение памятниками старины, их изучение и восстановление. Этой деятельности и посвятил себя Блор в молодые годы. Впоследствии он был придворным архитектором Георга IV, затем королевы Виктории. Ему принадлежат проекты Вестминстерского аббатства, части фасада Букингемского дворца, некоторых усадебных построек, как на континенте, так и в бывшей английской колонии Австралии. Но, пожалуй, наиболее самостоятельно и полно его дар раскрылся в проекте Алупкинского дворца.

Первоначально дворец строился согласно другому архитектурному замыслу, работа над которым проводилась с 1825 по 1828 г. одесским архитектором Франческо Боффо, стоившим для Воронцова дворец в Одессе, и, как установил на основании архивных изысканий научный сотрудник Алупкинского дворца-музея Л.Н. Тимофеев, английским архитектором Томасом Харрисоном. Согласно этому проекту, в январе 1829 г. уже начались подготовительные работы. Однако, внезапно в июне 1831 г. от Воронцова, находившегося тогда в Англии, было получено распоряжение о временном прекращении строительства. Судя по всему, заказчик почувствовал изменения, произошедшие во вкусах и настроениях общества. Похоже, что Воронцов множество павильонов и домов в своей Алупке, воплотивших в себе различные исторические стили, захотел дополнить "готическим набором". И Блор оказался именно тем архитектором, который сумел это желание удовлетворить. Всего за один год он выполнил заказ, и сразу же в декабре 1832 г. началось возведение корпусов по новому проекту под наблюдением присланного из Англии архитектора Вильяма Гунта. Сам Блор в Алупку так и не приезжал. Но, очевидно, он был хорошо осведомлён о рельефе местности. Архитектор принял во внимание то, что уже были готовы фундаменты и что существовала первая кладка глубокой портальной ниши центрального корпуса. То и другое вошло в новый проект. Однако, в целом, он принципиально отличался от первоначального. Это было утверждение совершенно новых, по сравнению с классицизмом, архитектурно-строительных принципов.

Вместо геометрически строгой группировки корпусов Блор живописно расположил их в направлении с запада на восток, соответственно движению гор, благодаря чему дворец очень органично "вписался" в окружающий ландшафт и обрёл свой ни на что не похожий художественно-выразительный образ. От корпуса к корпусу даётся наглядное представление о том, как развивалась средневековая архитектура, начиная от ранних форм и кончая XVI в. Упор при этом сделан на английский вариант зодчества. Главный подъезд к дворцу находится с западной стороны. Путника встречает типично феодальный замок – крепость VIII – XI вв. Круглые монументальные сторожевые башни, глухие стены, замкнутые пространства. Таковы двор хозяйственных корпусов и узкий, суровый средневековый проезд, ведущий к центральному корпусу Высокие зубчатые стены грубой кладки, щелевидные окна-бойницы дополняют ощущение неприступности. И лишь ажурный чугунный висячий мостик, по которому проходили музыканты на хоры парадной столовой, вносит в суровую атмосферу проезд неожиданную лирическую ноту. Чем дальше от арки западного въезда, тем больше наслаиваются признаки архитектуры последующих эпох. В парадном дворике после ощущения замкнутости неожиданно появляется поток света и свежего воздуха. Открывается изумительной красоты пейзаж с вершиной Ай-Петри вдали, "вмонтированный" в архитектурную раму, одной гранью которой служит часовая башня, другой – восточный флигель. Снизу пейзаж ограничивает опорная стена с фонтаном в центре. Широко раскрытыми глазами-окнами смотрит на парк северный фасад главного корпуса. Он более всего иллюстрирует стиль Тюдор, типичный для Англии XVI в.

Основное декоративное украшение дворца – мотив пологой, стрельчатой, подковообразной, килевидной арки – неоднократно повторяется и в чугунной балюстраде балконов, и в каменной резной решётке, ограждающей крышу, и, наконец, в декоративном убранстве портала южного входа, оформленного с восточной пышностью. Подковообразная рака, двухъярусный свод, великолепная резьба по гипсу в нише, где переплетаются рисунок тюдоровского цветка и мотив лотоса, завершаются шестикратно повторённой по фризу арабской надписью: "И нет победителя кроме аллаха". На художественный образ дворца очень влияли литературные увлечения того времени. Когда он создавался, одинаково популярными были и рыцарские романы Вальтера Скотта, и чудесные арабские сказки. Достаточно вспомнить, что в 1830-ых годах стали переводиться на русский язык "Айвенго" В.Скотта и "Альгамбра" В.Ирвинга. Потому-то и надпись Альгамбры (дворца испанских халифов XIV в.) и оказалась в Алупке. Но ещё более старались подражать романтики прекрасной, загадочной, вечно изменчивой природе. Органичное единство с ней дворца может служить примером не одному поколению архитекторов. Органичное слияние форм дворца с природой удивительным образом дополнено рисунком горы Ай-Петри. Со стороны Алупки она напоминает развалины средневекового готического замка. Эти естественные живописные руины являются основной доминантой многих пейзажей архитектурно-паркового ансамбля. Основной строительный материал – диабаз магматического происхождения, зеленовато-серой окраски под стать цвету гор и вечнозелёной растительности – брался из естественных россыпей в Алупке. Даже фундаментом дворцу частично послужили диабазовые скалы. Это очень твёрдый по своей природе камень, почти в два раза твёрже гранита, и очень капризный в обработке. Неверный удар молотка мастера – и вся работа напрасна. Из огромных бесформенных глыб высекались ровные блоки для стен и сложные по рисунку украшения. Тщательно шлифовался диабаз для оформления внутренних помещений. Все работы проводились вручную примитивными инструментами. Летом 1848 г. на центральной лестнице, ведущей к главному входу, были установлены скульптурные фигуры львов, выполненные в мастерской итальянского скульптора Джовани Боннани. Львиная терраса завершила строительство и оформление дворцового ансамбля.


Официальный сайт Воронцовского дворца